Богданова О.А. Усадьба и деревня в рассказе Г.И. Чулкова «Красный жеребец» (1921–1922)

Автор: 
Богданова О.А.
26/03/2020

Богданова О.А. Усадьба и деревня в рассказе Г.И. Чулкова «Красный жеребец» (1921–1922). // Новый филологический вестник. 2020. № 1(52). С. 97-106. (ВАК, Web of Science, ERIH PLUS, РИНЦ)

В статье анализируется топика рассказа писателя-символиста Г.И. Чулкова «Красный жеребец» (1921–1922), написанного по следам Гражданской войны в России. В своем творчестве военно-революционных лет (публицистике, критике, поэзии и художественной прозе) Чулков пытался осмыслить происходившие в стране перемены и по возможности на них повлиять исходя из своих либерально-патриотических убеждений. В центре размышлений писателя – судьба России как единства «земли» и «народа», трагический разрыв которых в революционную эпоху он констатировал вслед за Д.С. Мережковским, М.А. Волошиным, М.М. Пришвиным и др. В «Красном жеребце» не просто показано нравственное недостоинство крестьян, пришедших грабить помещичью усадьбу – очаг высокой культуры, но в деталях передана атмосфера бесовщины в русской деревне 1919 г. Кульминацией рассказа становится отчаянная скачка зверски подожженного мужиками господского жеребца, символизирующего второго апокалипсического коня. Хотя восходящий к любимому им Ф.М. Достоевскому миф о русском «народе-богоносце» очевидно поколеблен в глазах Чулкова, мысль о святости России остается незыблемой, т.к. вторая составляющая понятия о родине – «земля» – сохраняет ее в полной мере. «Грех» деревенского народа, по Чулкову, во многом обусловлен отвержением строя жизни помещичьей усадьбы как форпоста лучших черт христианского европеизма в России: ценности человеческой личности и уважения к закону. Однако сама «русская земля», объединившая в своем лоне и усадьбу, и деревню, – хранительница «святости» и залог возрождения России.