Глухова Е.В. Гетеротопия усадьбы в поэтике русского символизма (часть первая: Зинаида Гиппиус)

Автор: 
Глухова Е.В.
22/01/2020

Глухова Е.В. Гетеротопия усадьбы в поэтике русского символизма (часть первая: Зинаида Гиппиус). // Новый филологический вестник. 2019. №4(51). С. 178-186. Ринц, ВАК, Scopus, WoS.

В статье описывается феномен изображения усадьбы в литературе русского модернизма как гетеротопии. Усадебный нарратив русской литературы XIX века демонстрирует, что в дворянской усадьбе происходят наиболее значительные события в жизни героя, а следовательно, время действия и сюжет оказываются максимально сжатыми и одновременно протяженными во времени. Фактически усадьба выполняла функцию хранилища интеллектуальной и культурной памяти. После уничтожения помещичьей усадьбы в советское время сохраняется важнейшая примета усадебной гетеротопии: это память географического места, воспоминание об усадебном топосе. Гетеротопная модель русской усадьбы продемонстрировала исключительную устойчивость на протяжении длительного времени, функционально трансформировавшись, с одной стороны, в дачное хозяйство; с другой стороны, функцию хранилища памяти культуры принимает на себя современный музей-усадьба. В статье проанализированы рассказы З.Н. Гиппиус «Ведьма», «Двое – один», «Вне времени». Усадебное пространство не только создает декорацию к сюжетной линии рассказа, но и отражает врывающийся в сознание героя мир природы, конфликтующий с рационально-схематической линией городского поведения. Выявляются элементы фольклорно-мифологического нарратива, свойственного эстетике русского символизма («Ведьма»). В основе семиосферы дачно-усадебного мира рассказов Гиппиус лежит тургеневская фабула летнего любовного романа-флирта. Соприкосновение с природной стихией – это не только торжество иррационально-мистического в сознании героя, но и знаки его инициации: так, рассказ «Двое – один» посвящен теме физиологического созревания героя, который преодолевает границу между воспоминанием об усадебном рае своего детства и взрослением. Мир усадебной культуры в одном из поздних рассказов Гиппиус превращается в фантастический замкнутый мир, где время течет по своим законам, а усадьба с ее старинной библиотекой становится хранилищем культурной памяти уходящей эпохи («Вне времени»). Семиосфера усадебного мира в рассказах Гиппиус демонстрирует перемещение героя в функционально иное пространство по сравнению с привычным ему миром, где реальные события могут получать фантастическое объяснение (рассказ «Ведьма»), а время течет по своим законам, оказываясь застывшей капсулой времени (рассказ «Вне времени»). Фактические события происходят как в метафорическом (память и ожившее воспоминание), так и мифологическом (ложная синхронизация) временном срезе (рассказы «Вне времени» и «Двое – один»); движение же собственно исторического времени предельно замедленно и вовсе замирает («Вне времени»).